Совершенствование правового обеспечения антитеррористической защищенности объектов

Красинский Владислав Вячеславович

доктор юридических наук, доцент,

заместитель руководителя аппарата

Антитеррористической комиссии

Московской области

 

Krasinsky Vladislav

Doctor of  Law, Аssociate Professor,

deputy head of the office of the Anti-terrorist

commission of the Moscow region

 

Источник опубликования: Красинский В.В. Совершенствование правового обеспечения антитеррористической защищенности объектов // Современное право. 2020. № 4.С. 100-106

 

IMPROVEMENT OF LEGAL REGULATION ANTITERRORIST PROTECTION OF OBJECTS

 

В ходе правоприменительной практики, связанной с антитеррористической деятельностью на региональном, муниципальном и объектовом уровнях, ответственные за профилактику терроризма должностные лица нередко сталкиваются с пробелами и спорными вопросами правового обеспечения, неопределенностью толкования правовых норм антитеррористического законодательства.

Типовые проблемы правового обеспечения, как правило, касаются неурегулированности ряда вопросов, отставания законодательства от реальной практики антитеррористической деятельности и тактики террористов, неразработанности детализирующих правовых актов применительно к антитеррористической защищенности (далее – АТЗ)  некоторых категорий объектов.

Один из основных вопросов правового обеспечения профилактики терроризма, который возникает в связи с рассмотрением данной предметной области, - вопрос систематизации требований к АТЗ объектов. Многие специалисты, занимающиеся профилактикой терроризма, задают вопрос: есть ли необходимость постоянно принимать всё новые и новые профильные постановления Правительства РФ для различных объектов или достаточно разработать универсальный правовой акт, в котором будут прописаны все общие требования по линии АТЗ?

Ответ на этот вопрос уже дан федеральным законодателем.

Базовым, рамочным нормативным правовым актом для регламентации требований АТЗ всех видов и категорий объектов (территорий) является постановление Правительства РФ от 25 декабря 2013 г. № 1244 «Об антитеррористической защищенности объектов (территорий)»[1]. На его основе как раз и принимаются все профильные постановления Правительства РФ об установлении требований АТЗ и утверждении формы паспорта безопасности объектов (далее – профильные постановления Правительства РФ)[2]. Функциональная специфика объектов, особенности режима, рельефа, коммуникаций, их географическое расположение, особенности проектирования, организационно-правовая форма делают весьма затруднительной разработку сводного акта с детализацией требований ко всем возможным объектам[3]. Даже  в рамках профильных постановлений, которые и так регулируют особый вид общественных отношений по защите специфических объектов,  востребован дополнительный учёт особенностей обстановки, конструктивных и технологических особенностей, расположения самих объектов. Так, установленные постановлением Правительства РФ от 5 мая 2012 г. № 458 «Об утверждении Правил по обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса» общие требования о противоподкопных сооружениях для объектов ТЭК[4], в условиях Крайнего Севера и вечной мерзлоты представляются избыточными. Другой пример: есть социально значимые учреждения, расположенные в зданиях старой постройки, где, например, из-за недостаточной ширины проходов на входных группах невозможно установить стационарные металлообнаружители. Или здания, имеющие архитектурную ценность, расположенные в историческом центре города, которые не имеют и никогда не имели периметрального ограждения с охранным освещением и видеонаблюдением.

В действующем антитеррористическом законодательстве не урегулирован вопрос, какие требования АТЗ применять к объектам общественного питания и сферы услуг. Сейчас в отсутствие правового регулирования применяются общие требования постановления Правительства РФ от 25 марта 2015 г. № 272 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности мест массового пребывания людей и объектов (территорий), подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации, и форм паспортов безопасности таких мест и объектов (территорий)»  (постановление Правительства РФ № 272). Аналогично, до принятия постановления Правительства РФ от 5 сентября 2019 г. № 1165 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий) религиозных организаций и формы паспорта безопасности объектов (территорий) религиозных организаций» постановление Правительства РФ № 272 применялось по отношению к религиозным объектам. В настоящее время оно применяется для реализации мероприятий по обеспечению АТЗ объектов общепита и сферы услуг[5].

Вместе с тем очевидно, что постановление Правительства РФ № 272 имеет специфику, которая определяется характером мест массового пребывания людей и  региональной (муниципальной) ответственностью за их оснащение средствами безопасности. Организация мероприятий по обеспечению АТЗ мест массового пребывания людей осуществляется исполнительными органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления. Понятно, что площадь, сквер или муниципальный пляж нельзя приравнивать к кафе, ресторану или дому быта.  

В ряде случаев законодателем недостаточно корректно решаются вопросы вступления в силу некоторых профильных постановлений Правительства РФ. Так, 2 сентября 2019 было принято постановление Правительства РФ № 1006 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий) Министерства просвещения Российской Федерации и объектов (территорий), относящихся к сфере деятельности Министерства просвещения Российской Федерации, и формы паспорта безопасности этих объектов (территорий)», которое стало частично регулировать вопросы АТЗ объектов образования (в части объектов, находящихся в сфере деятельности Министерства просвещения). При этом постановление Правительства РФ от 07.10.2017 № 1235 юридически  было отменено только спустя 2 месяца - пунктом 3 постановления Правительства РФ от 7.11.19 № 1421[6]. Всё это время руководители аппаратов АТК, сотрудники правоохранительных органов,  правообладатели объектов и заместители по безопасности гадали, имеет ли место фактическая отмена постановления Правительства № 1235 или постановление № 1235 действует на каких-то других объектах, и если да, то на каких. Постоянно возникали вопросы о необходимости актуализации (переработки) паспортов безопасности.

Как отмечалось, законодательство заметно отстаёт от реальной практики. Так, требования по  противодействию использования террористами и криминальными элементами беспилотных летательных аппаратов до сих пор не нашли отражения ни в одном из профильных постановлений[7]. Отсутствуют они и в моделях террористических угроз, в разъяснениях и методических рекомендациях по обеспечению АТЗ объектов.

Требует актуализации и детализации методика расчета потенциального ущерба от возникновения и развития чрезвычайной ситуации, вызванной террористическим актом на объекте.

В настоящее время при расчете возможного количества людских потерь, величины материального ущерба и ущерба окружающей природной среде  используется методика, определенная в постановлении Правительства Российской Федерации от 21 мая 2007 г. № 304 «О классификации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (фактически – классификация ЧС), а также Единая межведомственная методика оценки ущерба от чрезвычайных ситуаций техногенного, природного и террористического характера, а также классификации и учета чрезвычайных ситуаций[8].

При этом для одних объектов учитывается количество жертв среди населения, для других рассчитываются зоны разрушения (затопления), заражения, вероятность пожаров и направление их распространения.

В классификации ЧС по Единой межведомственной методике оценки ущерба от чрезвычайных ситуаций техногенного, природного и террористического характера учтены только крупные террористические акты. Не нашли отражения формы, показатели и затраты, связанные с предупреждением и ликвидацией фактического и прогнозируемого прямого и косвенного экономического ущерба от заведомо ложных сообщений о террористических актах, угонов судов воздушного и водного транспорта, железнодорожных составов, незаконного обращения, хищения  ядерных материалов и радиоактивных веществ, насильственного захвата власти и др.

С точки зрения совершенствования правового обеспечения АТЗ необходимо отметить определенную противоречивость регулирования, связанную с разграничением полномочий между федеральными и региональными органами государственной власти по вопросам профилактики терроризма.

Можно констатировать отсутствие четких критериев, почему в одних случаях требования к антитеррористической защищенности объектов устанавливаются федеральными нормативными правовыми актами (постановлениями Правительства Российской Федерации), а в других – региональными.

В Определении от 17 июня 2008 г. № 452-О-О по запросу Сахалинской областной Думы Конституционный Суд рассмотрел вопрос о разграничении предметов ведения и полномочий федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации по противодействию терроризму и экстремизму [9].

В соответствии с правовой позицией, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации, «Конституция Российской Федерации  непосредственно не определяет противодействие терроризму и экстремизму в качестве сферы ответственности какого-либо одного уровня публичной власти. Конституционно значимые цели данного направления деятельности Российской Федерации как демократического федеративного правового государства обусловливают необходимость осуществления системы правовых, организационных, экономических, воспитательно-идеологических и иных мер превентивного, пресекательного и восстановительного характера. Их реализация, в свою очередь, предполагает необходимость осуществления государственных полномочий как в сфере ведения Российской Федерации, так и в сфере совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Федеральный законодатель, устанавливая компетенционные, организационно-правовые, финансово-экономические и иные основы противодействия терроризму и экстремизму, вправе определять содержание и объем полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации по противодействию терроризму и экстремизму».

В настоящее время большинство требований к антитеррористической защищенности различных категорий объектов (в том числе региональных) определены профильными постановлениями Правительства Российской Федерации[10]. В то же время требования к антитеррористической защищенности зданий административных органов государственной власти субъектов Российской Федерации (за исключением объектов, подлежащих обязательной охране войсками Росгвардии[11]) Национальный антитеррористический комитет решил отнести к предмету антитеррористического регулирования субъектов Российской Федерации. При этом после принятия постановления Правительства Российской Федерации от 25 декабря 2013 г. № 1244 «Об антитеррористической защищенности объектов (территорий)» региональные нормативные правовые акты, которые в той или иной мере регулировали вопросы антитеррористической защищенности, были признаны утратившими силу[12].

Не вполне понятна логика, почему требования к антитеррористической защищенности ряда объектов определяются профильными постановлениями Правительства РФ, действующими в отношении правообладателей. Пример: требования к антитеррористической защищенности любого колледжа Министерства здравоохранения в настоящее время определяются постановлением Правительства РФ от 13 января 2017 года № 8 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий) Министерства здравоохранения Российской Федерации
и объектов (территорий), относящихся к сфере деятельности Министерства здравоохранения Российской Федерации, и формы паспорта безопасности этих объектов (территорий)», поскольку правообладателем объекта является Министерство здравоохранения субъекта Российской Федерации. Резонный вопрос: чем типовая школа (относится к сфере деятельности Министерства просвещения РФ или муниципального органа управления образованием) отличается от этого колледжа, расположенного в здании школы?

Теперь рассмотрим другой вариант. В субъекте Российской Федерации создана гимназия, учредителем которой является субъект Российской Федерации. Правообладателем объекта образования является Министерство имущества субъекта Российской Федерации. Следуя буквальному толкованию постановления Правительства Российской Федерации от 2 августа 2019 г. № 1006 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий) Министерства просвещения Российской Федерации и объектов (территорий), относящихся к сфере деятельности Министерства просвещения Российской Федерации, и формы паспорта безопасности этих объектов (территорий)» и форме паспорта безопасности, паспорт безопасности должен утверждаться правообладателем – в данном случае: Министерством имущества. Внимание, вопрос: какое непосредственное отношение имеет формальный правообладатель к специфике объекта, оценке защищенности и контролю мероприятий АТЗ на нем?

Недостатком правового обеспечения АТЗ объектов является отсутствие в профильных постановлениях Правительства РФ типовых перечней оснащения объектов инженерно-техническими средствами охраны. Федеральный закон от 30.12.2009 «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» и Свод правил «Обеспечение антитеррористической защищенности зданий и сооружений. Общие требования проектирования» СП 132.1330.2011 (утвержден и введен в действие приказом Министерства регионального развития Российской Федерации от 05.07.2011 № 320) не содержат четких требований к оснащению объектов техническими средствами безопасности.

При этом необходимо учитывать, что объекты социальной инфраструктуры (объекты здравоохранения, культуры, образования, дошкольного воспитания, транспорта, социальной защиты, торговли, жизнеобеспечения населения, спортивно-оздоровительные учреждения) должны проектироваться и строиться таким образом, чтобы обеспечивалась их доступность для инвалидов и других групп населения с ограниченными возможностями передвижения (в том числе оснащение специальными приспособлениями). В первую очередь это касается оснащения контрольно-пропускных пунктов, где должны быть созданы условия для беспрепятственного прохода/проезда маломобильных граждан (в том числе в колясках и с кардиостимуляторами)[13].

Более детальной правовой регламентации требуют вопросы эвакуации в случае террористических и иных противоправных угроз.

Своевременным является внесение изменений в профильные Постановления Правительства РФ об установлении требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий) в части закрепления возможности принятия руководителем объекта либо лицом, его замещающим, по согласованию с уполномоченными должностными лицами территориальных органов ФСБ или МВД России с учетом оценки обстановки и реальности террористической угрозы решений о непроведении эвакуации людей либо осуществлении эвакуации не в полном объеме.

Согласно п. 6 постановления Правительства Российской Федерации от 15 августа 2018 года № 943 «Об утверждении Правил взаимодействия федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, субъектов транспортной инфраструктуры и перевозчиков при проверке информации об угрозе акта незаконного вмешательства» уполномоченные должностные лица территориальных органов ФСБ и МВД России по результатам проверочных мероприятий вправе принять решение о недостоверности информации об угрозе акта незаконного вмешательства и не проводить эвакуацию.

В настоящее время правовая база на законных основаниях позволяет  не эвакуировать людей из «чистых» секторов зоны транспортной безопасности аэропортов при заведомо ложных анонимных сообщениях о террористических угрозах. Логика понятна: в зоне транспортной безопасности проведены досмотровые мероприятия, интеллектуальные системы видеонаблюдения не зафиксировали подозрительной активности и оставленных предметов, исключена возможность беспрепятственного проноса оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств, угроза террористического акта не является реальной.

Как представляется, решение о непроведении эвакуации людей либо осуществлении эвакуации не в полном объеме может приниматься при наличии следующих обстоятельств:

обеспечение усиленного режима безопасности (пропускного, внутриобъектового и др.) зданий;

охрана зданий  подразделениями Росгвардии (наличие у сотрудников оружия, специальных средств, а также административных полномочий по проведению досмотра граждан);

оснащение зданий необходимыми средствами безопасности и антитеррористической защищенности (в т.ч. металлодетекторами, рентгенотелевизионными интроскопами, индикаторами паров взрывчатых и отравляющих веществ, средствами досмотра транспорта и грузов, системами тревожной сигнализации) в соответствии с присвоенной категорией опасности;

проведение досмотровых мероприятий для персонала и посетителей объекта;

мнимый характер угрозы.

Как показывает практика, признаками заведомо ложного сообщения о террористической угрозе являются использование анонимных почтовых сервисов, электронных почтовых адресов, ранее задействованных для заведомо ложных сообщений о террористических угрозах, зарубежных технических площадок интернет-телефонии[14].

Во всех профильных постановлениях Правительства РФ и объектовых инструкциях по действиям при террористических угрозах заложен единственный стереотипный алгоритм - эвакуироваться, покидать здание. Этот алгоритм привязан к двум основным моделям террористических акций: письменное или телефонное анонимное сообщение о заложенном взрывном устройстве; обнаружение подозрительного предмета, схожего с взрывным устройством.

По этим же моделям террористической активности традиционно проводятся показные и обьектовые антитеррористические тренировки. Но тактика террористической деятельности гибко меняется, в отличие от подзаконных нормативных правовых актов, регулирующих антитеррористическую деятельность.

Пример: зачем эвакуироваться при акте «колумбайн» в школе[15]? Зачем строиться во дворе школы, на линии огня и ждать, пока тебя расстреляют? Чтобы увеличить количество пострадавших и убитых? Как показала практика акций колумбайна, при массовых убийствах на социальных объектах спасались в основном те люди, кому удавалось спрятаться и забаррикадироваться[16].

Очевидно, что устаревший шаблон об обязательной всеобщей эвакуации также нуждается в юридической корректировке.

Самостоятельный раздел совершенствования правового регулирования профилактики терроризма составляет законодательство о транспортной безопасности и антитеррористической защищенности.

Согласно Порядку установления количества категорий и критериев категорирования объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств компетентными органами в области обеспечения транспортной безопасности, утвержденному приказом министра транспорта Российской Федерации от 21.02.2011 № 62, по результатам категорирования объекту транспортной инфраструктуры присваивается категория, соответствующая наивысшему количественному показателю любого из критериев категорирования, предусмотренного данным Порядком. Одним из критериев категорирования является возможное количество погибших или получивших вред здоровью человек.

В ходе проводимых аппаратом Антитеррористической комиссии Московской области проверок состояния АТЗ объектов транспортной инфраструктуры автомобильного транспорта отмечаются факты необоснованного занижения категории транспортной безопасности из-за несовершенства методики подсчета количества людей на автовокзалах и автостанциях по среднему пассажиропотоку в сутки и персонала объекта в одной смене.

При этом не учитываются пассажиры с электронными билетами, водители автобусов, арендаторы помещений автовокзала (торговых точек), посетители кафе,  ресторанов и парикмахерских в зданиях автовокзалов.

Важной новеллой антитеррористического законодательства является введение в декабре 2019 г. административной ответственности за нарушение требований к АТЗ объектов (территорий) и объектов (территорий) религиозных организаций[17].

После принятия на региональном уровне требований к АТЗ административных зданий органов государственной власти субъектов РФ предоставление субъектам Федерации права дифференцированно определять виды и размер ответственности за нарушение требований к антитеррористической защищенности административных зданий региональных органов государственной власти представляется своевременной и действенной мерой профилактики терроризма.

Таким образом, действующее антитеррористическое законодательство обладает несомненным потенциалом совершенствования в части профилактики терроризма на социально значимых объектах.

В профильных постановлениях Правительства РФ должны быть закреплены меры противодействия современным террористическим угрозам, адаптированные к новой тактике террористической деятельности (использование беспилотных аппаратов, кибератаки на информационные системы, направленные на прекращение функционирования энерго-, тепло-, водо-, газоснабжения и т.д.). Профильные постановления Правительства РФ целесообразно дополнить типовыми перечнями оснащения объектов инженерно-техническими средствами охраны.

Назрела потребность в разработке профильного постановления Правительства РФ в отношении объектов общественного питания и сферы услуг.

Нуждается в актуализации и детализации методика подсчета ущерба, вызванного террористическими актами и угрозами террористического характера.

Более четкой правовой регламентации требуют вопросы эвакуации в случае террористических и иных противоправных угроз.

 

[1] В постановлении Правительства РФ от 25.12.2013 № 1244 определены основные принципы и порядок разработки требований к АТЗ объектов.

[2] См. Постановления Правительства РФ от 19.10.2017 № 1273, п. 47 Постановления Правительства РФ от 13.07.2017 № 836, п. 52 Постановления Правительства РФ от 17.10.2016 № 1055, п. 36 Постановления Правительства РФ от 13.05.2016 № 410, п. 37 Постановления Правительства РФ от 13.01.2017  № 8, п.20 Постановления Правительства РФ от 25.03.2015 № 272, п. 63 Постановления Правительства РФ от  18.12.2014 № 1413 и др.

[3] С учетом неоднородности и специфики объектов для одних категорий объектов устанавливаются особые строгие требования АТЗ (например, на объектах ТЭК и ряде промышленных предприятий создаются запретные зоны, зоны отторжения, локальные участки, оборудуются средства защиты от поражения стрелковым оружием, двухконтурные системы управления доступом и  пр.), для других (учреждения культуры, социальной защиты, гостиницы и др.)  – общие требования.

[4] Установленные постановлением Правительства РФ от 05.05.2012 № 458 требования к основному  и дополнительному  ограждению объектов ТЭК предусматривают  заглубленные в грунт инженерные заграждения (глубиной не менее 0,5 м).

[5] п.3 протокола заседания АТК Московской области от 27 мая 2019 № 62.

[6] Постановление Правительства РФ от 07.10.2017 № 1235 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий) Министерства образования и науки Российской Федерации и объектов (территорий), относящихся к сфере деятельности Министерства образования и науки Российской Федерации, и формы паспорта безопасности этих объектов (территорий)», постановление Правительства РФ от 7.11.19 № 1421 «Об утверждении требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий) Министерства науки и высшего образования Российской Федерации, его территориальных органов и подведомственных ему организаций, объектов (территорий), относящихся к сфере деятельности Министерства науки и высшего образования Российской Федерации, формы паспорта безопасности этих объектов (территорий) и признании утратившими силу некоторых актов Правительства РФ».

[7] В соответствии с Федеральным законом от 02.12.2019 № 404-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» спецслужбы (ФСБ, СВР, ФСО) и правоохранительные органы (полиция, Росгвардия, ФСИН)  получили право принудительно сажать (повреждать, уничтожать) беспилотные аппараты над охраняемыми объектами, а также для проведения оперативно-разыскных и антитеррористических мероприятий.

[8] Разработана в соответствии с решением совместного заседания Совета Безопасности РФ и президиума Государственного Совета РФ от 13 ноября 2003 г. (протокол № 64).

[9] Определение Конституционного Суда РФ от 17 июня 2008 г. N 452-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Сахалинской областной Думы о проверке конституционности подпункта "а" пункта 2 статьи 21 и подпункта 51.1 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации"// Вестник Конституционного Суда РФ. 2009. № 1.

[10] В соответствии с п.4 ч.2 ст. 5 Федерального закона «О противодействии терроризму» Правительство РФ устанавливает обязательные для выполнения требования к антитеррористической защищенности объектов (территорий), категории объектов (территорий), порядок разработки указанных требований и контроля за их выполнением,   порядок разработки и форму паспорта безопасности таких объектов (территорий).

[11] Распоряжение Правительства Российской Федерации от 15.05.2017 № 928-р «Об утверждении перечня объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии Российской Федерации».

[12] В Правилах разработки требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий) и паспорта безопасности объектов (территорий) (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 25 декабря 2013 г. № 1244) речь идет об утверждении данных правовых актов в Правительстве Российской Федерации. Так, в Московской области были признаны утратившими силу постановления Правительства Московской области от 27.08.2010 № 703/37 «О мерах по обеспечению антитеррористической защищенности торговых объектов, объектов общественного питания и бытовых услуг, расположенных на территории Московской области», от 21.11.2011 № 1438/47 «О паспорте антитеррористической защищенности объекта, обеспечивающего жизнедеятельность населения, расположенного на территории Московской области», от 26.04.2012 № 590/15 «О паспорте антитеррористической защищенности коллективного средства размещения, расположенного на территории Московской области». В Москве признали утратившим силу Распоряжение Правительства Москвы от 13.11.2004 № 2196-РП «Об усилении мер безопасности на крупных объектах потребительского рынка и услуг в Москве» и др. акты, регулировавшие вопросы АТЗ.

[13] В ходе проверок ряда социальных объектов фиксировались факты, когда на КПП не могла проехать коляска с инвалидом. Отсутствовали резервные проходы для людей с кардиостимуляторами.

[14] Так, в ходе ложных минирований социально значимых объектов на территории Российской Федерации в 2017-2019 гг. активно использовались возможности 74 Центра информационно-психологических операций Сил спецопераций Украины. Целями террористических атак зарубежных спецслужб являлись дезорганизация деятельности российских учреждений, нарушение работы транспортных коммуникаций, запугивание граждан.

[15] Колумбайн – псевдокультура, основанная на насилии детей над сверстниками и учителями (название возникло в апреле 1999 г. после массового убийства в школе «Колумбайн» (штат Колорадо, США)).

[16] Акты «колумбайна» 14.12.2012 в начальной школе «Сэнди Хук» (штат Коннектикут, США) и 20.04.2015 в школе г. Барселона (Каталония, Испания).

[17] До введения Федеральным законом от 16.12.2019 № 441-ФЗ в КОАП РФ статьи 20.35 была предусмотрена только ответственность за нарушение требований к антитеррористической защищенности на объектах топливно-энергетического комплекса и нарушение требований в области транспортной безопасности (ст.11.15.1 и 20.30 КоАП РФ).

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован