Эксклюзив
28 октября 2008
15694

Ольга Арчакова: Нерешенные вопросы ускоренного развития

Политические приоритеты, обозначенные в декларациях В.Путина и Д.Медведева первой половины 2008 года в отношении перехода к инновационной экономике, так и остались декларациями. Ни по условиям кредитования наукоемкой промышленности, ни по поддержке со стороны властей Россия в 2008 году не походила на страну, которая собирается перейти от ресурсной экономики к инновационной. Не удивительно, что финансовая политика накопления вместо инвестирования ощутила на себе удар кризиса 2008 года: старая структура экономики (во многом худшая, чем при СССР) опиралась на накопленные резервы. Резервы, которые, как оказалось, не способные спасти от финансового кризиса. Тем более обеспечить опережающее развитие, как это предполагалось в президентской стратегии и Концепции долгосрочного социально-экономического развития.

Это отмечалось многими независимыми экспертами, даже стало банальностью. Хотя недостатка в предложениях не было. Так, в это же время С.Глазьев предложил в очередной раз свои меры перехода к инновационной экономике. На мой взгляд, неполные и не бесспорные, но применимые, безусловно, в рамках новой идеологической парадигмы. Коротко они выглядят так:

Для реализации инновационного сценария Концепция должна была скорректирована следующим образом.

1. Перенести на первый этап прогнозного периода (2008-2010 годы) меры по изменению денежно-кредитной и бюджетной политики. Соответственно параметры монетизации российской экономики и доли государственных расходов на цели социально-экономического развития, планируемые в Концепции на 2020 год, должны быть достигнуты к 2011 году.

Отметим, что именно эти проблемы стали основными в период кризиса. Очевидно не хватало ресурсов для кредитования реального сектора экономики. Поэтому кредиты брались на Западе, на более выгодных условиях. Объем этих кредитов составил к середине 2008 года реальную угрозу финансовой системе России, а меры, предпринятые Правительством по перекредитованию, - недостаточными.

Другая сторона проблемы - искусственное сужение денежной массы. Понятно, что это делалось для борьбы с инфляцией, но, как известно, есть два основных способа такой борьбы: во-первых, увеличивать объем товаров и услуг, а, во-вторых, сокращать денежную массу. Финансовые власти почему-то все время выбирали второй.

Второе предложение С.Глазьева - ввести тарифную паузу, заморозив до 2010 года тарифы на газ, тепло и электроэнергию.

С ним также трудно спорить, Если основной двигатель инфляции в России тарифы монополий, то и борьба с инфляцией предполагает, прежде всего, замораживание тарифов. Глупо надеяться, что инфляция составит 11%, если тарифы растут на 15-20%.

Третье предложение С.Глазьева - кардинально повысить эффективность антимонопольной политики, создав здоровую конкурентную среду для управления госкорпорациями. И здесь трудно возразить С.Глазьву, хотя бы из-за вопиющего примера с ценами на бензин, когда цена за баррель сократилась со 140 до 60 долларов, а литр бензина в России стоит столько же.

Четвертое предложение - обеспечить соответствие политики госзакупок, включая закупки госкорпораций, приоритетам развития отечественной промышленности.

Наконец, в-пятых, - отменить до 2010 года НДС, провести инвентаризацию и переоценку основных фондов, освободить от налогообложения все расходы на НИОКР и освоение новой техники.

Именно так и поступают во многих странах, когда проводят реальную инновационную политику. Примеров множество, но даже простой здравий смысл подсказывает, что затраты на науку и НИОКР должны поощряться государством, либо прямо финансироваться из казны.

Исторические часы тикают. Мы не в уютном доме, а на пороховой бочке. Тикающие часы - не "Роллекс" на руке "нового русского". Это адский часовой механизм.

Технологический прорыв - одна из возможностей этот механизм обезвредить. Издержки - понятны. Риски - тоже. Но есть ли другие возможности. Если кто-то их знает - пусть не скрывает от общества эту тайну. А если "Если других возможностей нет?"

В этой связи, становится вполне конкретным вопрос: каковы условия опережающего развития России? Попробую их сформулировать ниже. Но одно важное, принципиальное замечание при спорах о путях развития России, должно обязательно находиться в центре общественного внимания, а именно: нации, государства в те или иные периоды времени оказываются в условиях, когда их дальнейшее существование прямо зависит от того, как они развивались предыдущие десятилетия. Было ли у них накоплено достаточно ресурсов - идеологических, материальных, военных - или они оказывались предметом воздействия сторонних сил, объектом чужой внешней политики.

Не трудно предположить, что к 2020 году вокруг России объективно сложиться именно такая ситуация. Огромная мощь Европы, объединенная в военно-политический союз с США, с одной стороны, и еще большая мощь Китая, с другой. По сути, эти две державы будут требовать "равного доступа" уже не только к энергорёсурсам, но и к земле, воде, природным ископаемым.

Простой пример. Только за последний год стремительно взлетели цены на продовольствие и стали уже говорить о "геополитической угрозе". Не трудно себе представить, что если цены на эти ресурсы за 2-3 года вырастут также как до этого на энергоносители (т.е. в 4-5 раз), то может появиться соблазн потребовать от стран, которые способны, но не производят достаточно ресурсов продовольственного характера.

Но если все сохраниться как в сегодняшних прогнозах, то соотношение сил будет приблизительно 1:10 как с одной, так и другой стороны. Как в этих условиях сможет повести себя Россия? Уповать на устаревший ядерный потенциал или быть готовой к интервенции в форме "мягкой силы" или прямой военной агрессии? Напомним, что у всех пограничных с Россией стран есть еще и территориальные претензии, которые быстро могут быть добавлены иными.

Примеры, когда крупные государства становились предметом дележа, банальны. Они - норма международных отношений. Тем более, когда международное право само стало "инструментом политической целесообразности".

Поэтому, разрабатывая концепции долгосрочного развития, мы должны исходить не из макроэкономических показателей (которые, кстати, всегда оказываются заниженными), а из последствий реализации таких концепций для национальной безопасности. В данном случае это означает следующее:

Во-первых, Россия должна быть адекватна по своему потенциалу, как Европе, так и США. И по экономическому, и военному, а, главное, интеллектуальному и духовному.

Во-вторых, так как численность населения европейских стран и Китая будет превосходить численность граждан России в 6-10 раз, то нужна как эффективная демографическая политика, так и продуманное размещение граждан по всей территории страны. На сегодня ситуация в этой области катастрофична. Вот уже почти 20 лет численность городского и сельского населения стабилизировалась, а в регионах Дальнего Востока и Сибири есть только два города-миллионика. Напомню, что развитие высокотехнологичных производств и быстрое воспроизведение потенциала личности концентрируется вокруг мегаполюсов. Нам также нужны, особенно в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, такие "точки роста" .

Надо особо подчеркнуть, что современная экономика в развитых странах растет отнюдь не равномерно. Это одно из закономерностей глобализации. Не случайно в США, например, такой "точкой роста" является Нью-Йорк, чей ВВП (более 1 трлн. долл.) равен российскому. Но и в России такие "точки роста" очевидны. Это Москва и С.-Петербург, но в перспективе это должны быть искусственно созданные Новосибирск, Хабаровск, Иркутск, Н.-Новгород, Ростов-на-Дону. Именно эти города дадут в будущем максимальный прирост новой экономики.

Понятно, что Россия это не только мегаполисы, но и тысячи других городов, но стратегия опережающего развития может базироваться, прежде всего, на искусственном стимулировании роста российских городов-миллионников, превращении их в "точки" и "центры" развития новой экономики.


Российские города-`миллионеры`
ГородЧисло жителей (млн.)
Москва10,425
Санкт-Петербург4,58
Новосибирск1,397
Екатеринбург1,308
Нижний Новгород1,283
Самара1,143
Омск1,138
Казань1,112
Челябинск1,093
Ростов-на-Дону1,054
Уфа1,029
Пермь0,993
Волгоград0,991
По данным Росстата на 1 января 2006 года.


Наконец, в-третьих, главное: экономика и мощь могут многократно усилиться сегодня только за счет роста потенциала человеческой личности во всех его составляющих интеллектуальном, информационном, духовном, социально-экономическом. Именно поэтому и на этом направлении мы можем совершить мощнейший рывок в развитии. Такой рывок, который нам не спрогнозируют никакие макроэкономисты.

Тем более что другого выхода у нас попросту нет. У нас - это у нации, у государства, у народа.

Поэтому предлагаемые условия, как кажется, должны лечь в качестве обязательных условий стратегического планирования России до 2020-2030 годов.

Простой пример из, казалось бы, самой "спокойной" области.

В настоящее время сформировались две устойчивые и долгосрочные негативные тенденции в области обеспечения продовольствия, очевидно угрожающие не только реализации стратегии социально-экономического развития России, но и национальной безопасности страны в целом. Более того, международные эксперты полагают, что углубляющийся продовольственный кризис приведет к "геополитической нестабильности в мире и особенно остро отразится на внутриполитической и социальной стабильности стран-импортеров продовольствия". Действительно, в ряде развивающихся стран уже прокатилась волна беспорядков, вызванная ростом цен на продовольствие в последнее время.

На мой взгляд, эти тенденции объективны и вряд ли преодолимы в целом в геополитическом плане. За последние 12 месяцев рост цен на продовольственную группу товаров в мире превысил 40%! Вероятность того, что ситуация будет усугубляться и повлечет за собой серьезные социально-экономические и, возможно, международные последствия, - очень высока.

Во-первых, будет стремительно расти спрос в мире на продовольственные товары, в основе которого находится множество факторов (растущее потребление Китая, Индии, других стран, спрос на биотопливо и т.д.).

Во-вторых, будет продолжаться рост себестоимости сельхозпродукции, который вызван также целым рядом долгосрочных факторов, включая рост цен на энергоносители, удобрения и оплату труда в странах-экспортерах (которыми, как правило, являются развитые государства).

Можно уверенно сказать, что в ближайшем будущем от такого развития событий особенно пострадают те государства, которые в значительных объемах закупают продовольствие. Последствия будут уже не только финансовые и социально-экономические, но и политические.

Для России это означает также, что планы по повышению качества жизни большинства населения, в особенности с низкими доходами, становятся в непосредственную зависимость, прежде всего от доступности качественного продовольствия. Это является не только социально-экономической проблемой, но и проблемой внутриполитической стабильности: социально значимые продукты становятся дороже и недоступнее, а рост цен на хлеб, масло, мясомолочные продукты в последние годы значительно превышал темпы инфляции и рост реальных доходов населения (по некоторым оценкам - выше 60%).

Кроме того эта ситуация крайне негативно сказывается на тенденции формирования среднего класса. В последние годы в России наблюдается положение, когда увеличение реальных доходов населения объективно обуславливает потребность в качественных продовольственных товарах, которые, однако, дорожают быстрее, чем растут доходы среднего класса. Так, рост расходов на питание в России ведет к тому, что в отличие от развитых стран (где их доля составляет 20%) практически все доходы тратятся на продовольствие. Это означает, что на покупку товаров длительного пользования, а значит и расширение спроса, внутреннего рынка денег остается меньше. Учитывая же, что продовольственные товары в значительной степени импортные, получается, что растущие доходы большинства граждан страны идут на оплату быстро воспроизводимых в развитых странах продовольственных ресурсов.

По данным различных источников, доля импорта продовольствия в Российской Федерации значительно превышает собственное производство. В 2007 году Российская Федерации перешла порог продовольственной безопасности (по международным нормам ФАО при ООН) по птице (62%), мясу говяжьему (57%), молоку и маслу (55%), некоторым видам кондитерских, колбасных изделий (более 60%) и т.д. Животноводческий комплекс находится на грани кризиса. Значительную долю продовольствия составляют генномодифицированные продукты. Более того, доля импорта в потреблении продовольствия продолжает постоянно расти.

Полагаю, что в ближайшие 4 года проблема обеспечения России продукцией сельского хозяйства перейдет из стадии отраслевой в комплексную - социально-экономическую, внутриполитическую, а, может быть, даже внешнеполитическую. Достаточно вспомнить, что США активно использовали ограничения на экспорт в качестве инструмента своей внешней политики.

Наконец, огромные сельскохозяйственные угодья - очевидно конкурентное преимущество России по сравнению с другими странами, которое не только не используется, но и превращено в проблему. В условиях продовольственного кризиса это преимущество России - если оно будет использовано - может дать не только избавление от импортной зависимости, но, и превратится в высокодоходную и экспортно-ориентированную отрасль.

Таким образом, проблемы развития сельского хозяйства выходят далеко за пределы компетенции Минсельхоза или Минфина. Думается, что они станут уже в ближайшие месяцы крупными внутриполитическими и экономическими проблемами, которыми неизбежно будут вынуждено заниматься не только другие министерства, но и высшее руководство страны. Особенно в условиях кризиса.


www.viperson.ru

28.10.2008

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован